Если спросить не столь искушенного в истории, но все, же образованного нашего земляка, о том кто из древнерусских князей, ему известных, раньше всех правил Смоленском — в случае, если вообще последует какой-то ответ, скорее всего, он, будет содержать имя Владимира Всеволодовича, прозванного Мономахом, и прославленного в русской истории под этим прозвищем. И действительно, своей энергичной деятельностью в 1073-1078 гг. «на смоленском столе» (который, к слову сказать, стал первой ступенью для амбициозного двадцатилетнего князя на трудной «лествице» к киевскому престолу) Владимир Мономах затмил своих малоизвестных предшественников и заслужил себе непреходящую память у смолян. Которую закрепил в 1101 г. величественным Успенским собором, ставшим первым каменным строением в нашем городе в XII в., и олицетворением общероссийского патриотического подвига наших предков в 1611 г.

Однако честь основания самодостаточной и по-настоящему независимой династии смоленских князей принадлежит всё-таки не самому Владимиру Всеволодовичу, а его внуку — Ростиславу Мстиславичу, имя которого она и получила у историков. Познакомить читателей с наиболее выдающимися представителями этого славного дома, и их самыми памятными деяниями, и берет на себя задачу наша статья.

ffaiQIiCwM8

Смоленский знатный воин времён крещения Руси (вторая половина X века), без доспехов. По материалам Гнёздовских курганов.

Первым заслуженно воздадим должное самому Ростиславу Мстиславичу, княжившему в 1125-1159 годах. Он был сыном Мстислава Великого и его супруги, дочери шведского короля Христины Инговны. Будучи мудрым правителем и искусным дипломатом, он заметно возвысил влияние Смоленска среди других русских княжеств. Город при нем был серьёзно расширен и укреплен. Было возведено немало каменных храмов, в том числе и церковь Петра и Павла —  древнейшая из сохранившихся. Была учреждена смоленская епархия. Ко времени княжения Ростислава Мстиславовича относится создание первых смоленских библиотек, собраний духовной и светской литературы. не уступавших лучшим собраниям Киева и Новгорода. И более того, под его руководством была проведена систематизация и подробный учёт всей жизни княжества — от создания списка всех городов и весей до подробного анализа торговых путей и рекомендаций по совершенствованию системы налогов и податей. Ростислав Мстиславич выгодно отличался от многих своих современников искренней нелюбовью к военному решению споров, и стремлением к мирному, дипломатическому разрешению проблем с другими князьями — хотя не уклонялся от войны, когда она была необходима, и вёл её весьма успешно. Прежде всего дипломатией он включил в сферу влияния Смоленска Витебское и Рязанское княжества. Но главное — смоленский князь был искренне влюблён в свой город, и львиную долю своих сил и времени уделял его развитию. При этом Ростислав Мстиславич уважал смолян и всемерно поддерживал городское вечевое самоуправление, считая, что многие вопросы жизни города лучше решать самим горожанам. Смоляне отвечали своему князю взаимностью и активно поддерживали его начинания трудом и златом. При князе Ростиславе Смоленск, в отличие от Киева и Новгорода, практически не знал конфликтов княжеской власти и городского веча. Именно при нём Смоленск окончательно превратился из племенного центра кривичей в один из величайших и богатейших центров Древней Руси, крупный и процветающий торговый город. В 1159 – 1167 годах Ростислав Мстиславич занимал великокняжеский престол в Киеве. Также стоит отметить, что Ростислав как истово верующий христианин жаждал иноческой жизни, однако архимандрит Киево-Печерской Лавры преподобный Поликарп убедил его в том, что дело князей — княжить, творить правый суд и блюсти церковное целование. После смерти князь за свои свершения был признан святым и канонизирован в лике благоверных. Также именно в его честь носит своё имя основанный им главный город Южной Смоленщины — Рославль, в древности Ростиславль. Им же был основан другой древний русский город, ныне находящийся на территории Беларуси – Мстиславль, названный в честь его отца Мстислава Великого.

ffa19b13ab62

Карта Смоленского княжества периода расцвета (без зависимых Полоцкого и Рязанского княжеств)

Его преемник Роман Ростиславич (1160 — 1180) продолжил политику отца: «Пышность и богатство презирал; в младости славился храбростью, а войны терпеть не мог». Основал при построенной им же церкви Иоанна Богослова первую смоленскую школу, в которой юношей обучали русскому, латинскому и греческому языкам. Князь Роман большую часть доходов княжеской казны, получаемых от налогов и податей, обращал не на роскошные пиры и военные предприятия, а на развитие Смоленска. При этом налоги были умеренны и не мешали смолянам обогащаться. А войны, в которых вынужденно участвовал подобно отцу не любивший битвы князь — велись за пределами княжества, не разоряя его земли.  За это князь Роман был искренне любим своими поданными. «Заводя полезные учреждения, он истощил свою казну так, что усердные смоляне его погребение устроили за свой счёт, снеся для этого сумму, превышающую годовой доход княжества, схоронили в соборе и сильно плакали по нем».

Младший из сыновей основателя смоленского владетельного дома — Давыд Ростиславич (1180 — 1197) построил церковь Архангела Михаила (Свирская), служившую придворным храмом смоленских князей. Подобно своим предшественникам, «был столь сострадателен к бедным, что для них ни мало не щадил своего имения, в войне был храбр; в суде и расправе хранил справедливость; имея хорошую память, прилежал к чтению книг и любил учёных». Однако, в отличие от своего отца Ростислава и брата Романа, Давыд Ростиславич был увлечён военными предприятиями и борьбой за киевский престол гораздо больше, чем развитием княжества и его столицы. Что усугублялось тем, что полководцем он был не лучшим, и не раз терпел тяжёлые и трагичные поражения. Именно в период его правления у княжеской власти возникают острые противоречия с интересами смоленского веча. Суть конфликта состояла в военно-политических амбициях князя Давыда, которые пожирали большую часть казны — а горожане желали иметь более усидчивого и домовитого владыку, который подобно своим предшественникам занимался бы развитием княжества и города. При нём впервые Смоленск начали сотрясать восстания горожан против безрассудной политики воинственного, но неудачливого князя. Из-за непрекращающихся конфликтов с вечем Давыд Ростиславич и перенёс свою резиденцию с Соборной горы за город — туда, где сейчас стоит бывшая частью княжеского детинца Свирская церковь. Перед смертью князь Давыд, надломленный чередой военных неудач на киевско-черниговском и полоцко-витебском направлениях, скрылся от этих споров за стенами монастыря, приняв монашеский постриг.

0_69902_8ff8fde7_XL

Церковь Михаила Архангела (Свирская), сердце новой княжеской резиденции, наиболее яркий сохранившийся представитель смоленско-полоцкой школы храмового зодчества

Мстислав Романович (1197 — 1214) запомнился смолянам прежде всего возвращением Мстиславского княжества под скипетр Смоленского. Наследовал ему Владимир Рюрикович (1214 — 1219), также внук Ростислава Мстиславича. Оба эти князя, подобно Давыду Ростиславичу, тоже активно участвовали в войнах князей и борьбе за Киевский престол — в каковой были успешнее своего несчастного дяди Давыда. В совокупности они оба занимали киевский престол столько же, сколько смоленский. Судьба обоих трагически связана с монгольским нашествием: Мстислав Романович попал в плен при Калке и был убит вместе с другими пленными князьями и воеводами, тогда как Владимир Рюрикович сумел спастись из-под Калки, но погиб при взятии монголами Переяславля во время русского похода Бату-хана.

Мстислав Давыдович (1219 — 1230) развернул вектор смоленской политики с юга на северо-запад. На этом направлении он вновь подчинил Полоцк – древний центр западных кривичей, а в 1229 году заключил договор с Ригой и Готским берегом. В это время главным торговым путём Смоленского княжества вместо Днепра становится Западная Двина, укрепляются торговые и военные отношения с Ригой и крестоносными братствами Прибалтики — чему способствуют и взаимные выгоды торговли, и общий враг в лице возвышающейся Литвы. Смоляне определённо были рады появлению на престоле князя, впервые со времён Ростислава и Романа увлечённого прежде всего развитием княжества и Смоленска, а не разорительными войнами за киевский престол. Смоленское княжество вновь расцветает и усиливается, строится множество каменных церквей.

Однако этот выдающийся правитель стал одной из жертв страшной чумы, обрушившейся на смоленскую землю за несколько лет до монгольского вторжения. Помимо князя «черная смерть», толчком к которой послужило страшное землетрясение, собрала богатую жатву среди горожан, буквально опустошив центр княжества.

Продолжение следует.

Кристина Демидова